В России вместо гуманизации правосудия - психотеррор?

В России вместо гуманизации правосудия – психотеррор?

По нашему мнению, в России вместо гуманизации — происходит психотеррор! Это открытое обращение ко всем органам власти, силовым ведомствам, представителям судебной системы и правозащитным структурам! К вам обращаются политзаключенные из г. Самары – Александр Кузнецов, Геннадий Казанцев, Айдар Камалетдинов – через своих родных и близких.

Мы открыто заявляем, что все публичные рассуждения, заявления, обещания о том, что Россия идет путем гуманизации и защиты прав и свобод граждан, — наглая ложь.

По тому, как обходятся с нами и как разворачиваются события в нашей ситуации, мы видим, что нашей стране осталось совсем чуть-чуть, чтобы вернуться к 1937 году, когда репрессивная машина беспощадно укатывала неугодных.

Мы говорим об этом, потому что считаем, что именно сейчас нас и наши семьи безжалостно подвергают психотеррору и психологическим пыткам.

Это делается с нарушением конституционных прав и любых норм законодательства РФ.

И за такое печальное, антигуманное, бесчеловечное отношение к обвиняемым в судах, следственных органах, прокуратуре, административных структурах отвечаете Вы — те, кто принимает решения и влияет на эту систему.

Дело в том, что мы находимся в СИЗО по сфабрикованному уголовному делу почти 2,5 года. За это время к тем, кого привлекают по этому делу, применялись физические пытки, психологический прессинг, угрозы, запугивания, а наши семьи подвергались давлению со стороны разных структур. Все это делалось для того, чтобы мы оговорили себя и других в том, чего не совершали, подписали бумаги, которые нам подсовывали сотрудники Центра «Э».

После 2,5 лет заключения в октябре 2023 года судья Железнодорожного районного суда г. Самары Дюк К.И. отпустила нас на домашний арест. И мы искренне поверили, что Россия взяла курс на гуманизацию и защиту прав и свобод граждан. Ой, как мы ошибались!

Помощник прокурора Железнодорожного района Самары Леонова Ю.Д. обжаловала решение судьи Дюк К.И. об изменении нам меры пресечения на домашний арест. И спустя месяц, в тот момент, когда мы были заняты восстановлением своего подорванного за годы изоляции здоровья и нервов, когда оказывали помощь своим семьям, нас закрыли обратно в СИЗО. Судья Самарского областного суда Субботина Л.С. удовлетворила апелляционное представление помощника прокурора. Данное решение -незаконное, необоснованное, немотивированное – по многим признакам принято было не без вмешательства административных и силовых рычагов. Мы расцениваем это как психотеррор, чтобы задавить нас, выбить опору из-под ног, продемонстрировать свою власть, чтобы сломить в нас желание к сопротивлению против политического и, на наш взгляд, заказного дела, которое в СМИ окрестили «Делом мародеров против правозащитников», и принудить нас к даче ложных показаний. Теперь вся страна будет знать, как в России фабрикуются дела и выносятся решения.

Это уголовное дело и беспрецедентный случай, когда отпустили на домашний арест и через месяц снова закрыли в СИЗО многодетных отцов, отразятся на страницах истории.

И пусть все знают имя судьи Самарского областного суда — Субботина Людмила Сергеевна, которая с огромнейшими нарушениями удовлетворила апелляционное представление помощника прокурора Леоновой и вернула нас в СИЗО. То, что Субботина намерена вынести античеловеческое решение, было заметно с самого начала, потому что она закрыла судебное заседание, не допустив на него журналистов и слушателей, и закрыла свое лицо маской. Хотя доводы, изложенные в апелляционном представлении Леоновой, в качестве обоснования необходимости вернуть нас в СИЗО – необоснованные, произвольные, не соответствующие действующему уголовно-процессуальному закону и даже содержащие ложь.

Помощник прокурора Леонова Ю.Д. в своем апелляционном представлении формально ссылается на ст. 97 УПК РФ: по ее мнению, якобы мы можем скрыться от суда, угрожать участникам судопроизводства, оказать давление на потерпевших и иных лиц. При этом государственным обвинителем не были представлены, соответственно судьей Субботиной Л.С. не были проверены, достоверные сведения и доказательства. При том, что мы за все время следствия, нахождения в СИЗО, судебного разбирательства (а это почти 4 года) ни разу не дали поводов усомниться в том, что, будучи на домашнем аресте, каким-либо образом окажем на кого-то давление. И суд первой инстанции это понимал, поэтому смягчил нам меру пресечения на домашний арест. За месяц нахождения на домашнем аресте у нас не было нарушений, потому что в нашем положении было бы безумством совершать противоправные действия.

Также в качестве довода о необходимости продолжать содержать нас в СИЗО помощник прокурора указал тяжесть вменяемых преступлений. Хотя в постановлении Пленума Верховного Суда РФ в п.21 от 19.12 2013 №41 « О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» указано, что тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения. Поэтому судья Дюк К.И. в своем Решении об изменении нам меры пресечения на домашний арест указала: «Ограничения, связанные с нахождением подсудимых под домашним арестом, являются справедливыми, соразмерными тяжести преступлений, в совершении которых они обвиняются, их личности, а также наказанию, которое, в случае признания их виновными, может быть назначено последним».

Но больше всего возмущает, что помощник прокурора Леонова Ю.Д. в своем представлении откровенно вводит Самарский областной суд в заблуждение. Она пишет недостоверную информацию о том, что допрос «потерпевших» не окончен. Хотя на самом деле всех троих потерпевших суд допросил, и уже начался допрос свидетелей и исследование материалов дела. В облсуд нашими защитниками были представлены протоколы судебных заседаний, которые это подтверждают.

Эти надуманные доводы прокурора лежат перед судьей Субботиной на одной чаше весов. А на другой чаше – наши железобетонные доказательства того, что, находясь на домашнем аресте, мы не нарушали его условий, вели себя законопослушно, никому не угрожали, не сбежали и не вмешивались в судопроизводство. Но разве заказному решению есть дело до презумпции невиновности, а также до принципа справедливости и законности?

На Х Всероссийском Съезде судей Президент Путин сказал:

«Вызовы, угрозы, с которыми столкнулись и сталкивается сегодня страна, не могут служить оправданием для поверхностного или обвинительного подхода при проведении судебных разбирательств, следственных и других процессуальных действий. Права и свободы наших граждан гарантированы Конституцией: они незыблемы, мы никогда не должны об этом забывать…»

Председатель Верховного Суда РФ Лебедев В.М. 24 мая 2022 года на Пленарном заседании судей призвал региональные суды чаще отпускать граждан на домашний арест или под подписку о не выезде:

“Верховный Суд обращает внимание судов, что в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления любой тяжести суд обязан обсудить возможность о применении более мягкой меры пресечения, нежели заключение под стражу, суды не в полной мере реализуют возможности избрания меры пресечения, не связанной с заключением под стражу”.

Возникает вопрос к Председателю Верховного Суда России — высшему судебному органу страны: почему такие судьи, как Субботина Л.С., игнорируют призывы президента России и главы Верховного Суда, пленумы Верховного Суда РФ? А может, судьям кулуарно дано добро все это не соблюдать? Может, эти речи носят всего лишь популистский характер?

Россиянам пускают только пыль в глаза и дают несбыточные надежды?

Мы приходим к выводу, что судьи в России – не самостоятельные и, судя по всему, принимают решения по телефонному звонку. Весь этот психотеррор в отношении нас предрекали оперативники самарского ЦПЭ, которые обещали нам, что суды будут длиться долго, а итоговое решение суда будет зависеть от того, какие показания мы дадим, и от этого же будет зависеть – когда мы выйдем на свободу.

Ровно так и происходит. Судебное разбирательство идет уже 2 года — это неоправданно долго. Нас 2,5 года держали в СИЗО, отпустили домой на домашний арест и снова закрыли в СИЗО, словно дали глотнуть воздуха перед очередной порцией психологических пыток. В ЦПЭ знают, как пытать людей физически (Андрея Воронцова пытали 6,5 часов, подвешивая за наручники) и психически. Потому что эта структура, по всем признакам, входит в Институт стратегического диалога (ISD), по методичкам которого, думаем, нахраписто проводятся все операции по ликвидации гражданских активистов руками ЦПЭ. И в этих методичках есть указание, как пытать людей. Цитата:

«Пытка: Боль, которую субъект испытывает изнутри, с большой вероятностью сломит его сопротивление. Например, если субъект должен долго находиться в одной позе, например, стоять по стойке смирно или сидеть на табурете), то ближайший источник боли/дискомфорта – не допрашивающий, а сам субъект. Тогда его конфликт – это внутренняя борьба. Пока он находится в этой позе – он приписывает допрашивающему способность сделать что-то еще худшее, но у субъекта никогда не возникает ощущения, что это допрашивающий виноват в его положении. Спустя время у субъекта скорее всего исчерпается источник внутренней силы. Но сильная боль скорее всего заставит давать ложные признания, чтобы избежать дополнительного наказания» https://nsarchive2.gwu.edu/NSAEBB/NSAEBB122/index.htm#kubark

И здесь возникают огромные вопросы к главе СК РФ Бастрыкину. К Вам, Александр Иванович, пытались попасть на личный прием наши жены и защитники, чтобы передать заявления о беззаконии и произволе в Самаре. Но ваши сотрудники заявили, что сначала должна приехать проверка в Самару. И вот московская проверка из СК РФ приезжала с 7 по 17 ноября в СУ СК РФ по Самарской области, но никто из наших родных и защитников не смог попасть на прием к проверяющим московским сотрудникам, чтобы передать заявления о реальных противоправных действиях со стороны «правоохранителей».

Что же получается – Ваши слова разнятся с делами? А вмешательство СК РФ происходит только в распиаренные ситуации? Или главная причина в том, что наше дело и ряд других гражданских дел крутятся вокруг квартиры известного оппозиционного политика и народного лидера Светланы Лады-Русь, которую присваивают мошенническим путем бывшие секретарша и водитель Лады-Русь? Или самарские силовики, судьи и чиновники в доле с мародерами? В каком же печальном положении тогда следствие в нашей стране? Ваши подчиненные, по нашему мнению, способствуют фабрикации уголовных дел, а Главку – по барабану? Тогда становится понятно, почему в народе бытует фраза, что нынче дела не расследуются, а фабрикуются. А потому, что в России тысячи невинно осужденных https://topwar.ru/39765-oklevetannye-prokurory-kto-vinovat-smi.html. Ваша хваленая проверка закрыла рот, глаза и уши, не захотела встречаться с самарскими жителями. Наши родные и близкие хотели предоставить представителям СК РФ целый чемодан сведений, которые могли бы вывести следствие на то, что в Самаре, по аналогии с Ростовом, существует преступный сговор между судьями, прокурорами, силовиками. А это, простите, тянет на статью 210 УК РФ (Организация преступного сообщества или участие в нем). Может, поэтому московская проверка тихо избежала встреч со всеми самарскими жителями, которые не нашли справедливости в региональном СК и надеялись на Москву? И вот такое бездействие Центрального аппарата СК РФ, который оставляет безнаказанными региональных «оборотней в погонах», приводит к психологическому прессингу, через который проходим сейчас мы – политзаключенные по «Делу Мародеров» и наши семьи.

И, затрагивая тему многодетных семей, возникают вопросы ко всем правозащитным структурам, которые заявляют, что они оберегают права граждан и в особенности – детей. Но где же ваша реальная помощь, когда наши дети 2,5 года ждут отцов, испытывают стресс, психологический дискомфорт, остаются без кормильцев, а, дождавшись отцов, снова остаются без них — это не психологически прессинг? А где же та самая защита многодетных семей, о которой нам говорят с высоких трибун? Владимир Путин (Президиум Госсовета):

“Семья, где растут трое, четверо и более детей, уже сама по себе имеет высокий статус и должна иметь в общественном сознании такой статус, и должна поддерживаться со стороны государства. Потому что для России многодетная семья – нам хорошо известно, это всегда было у нас в России, – это историческая традиция, и нужно эту традицию возвращать. Она востребована нашим современным развитием, должна утвердиться как норма, как ценностный ориентир для общества и как важнейший приоритет для государства».

Владимир Путин:

“Поддержка семей с детьми, защита материнства и детства для России – безусловный приоритет, и не только на государственном уровне. Для нас не бывает, не должно быть чужих детей”.

Вячеслав Володин, Председатель Госдумы: «Поддержка семей, будущих родителей, молодых мам, многодетных, защита традиционных семейных ценностей – один из приоритетов работы Госдумы. Важно, чтобы заботу и внимание государства ощутила каждая российская семья, а меры поддержки были конкретными и адресными».

Мы этого не видим! Нет никакой защиты многодетных семей! Поэтому у нас демографический кризис. Люди боятся рожать детей, потому что нет уверенности в том, что государство поможет тебе их воспитать. А в нашем случае – государство в лице таких судей, как Субботина, и прокуроров, как Леонова, препятствует воспитанию детей, оставляя семьи на произвол судьбы, как это сделали с семьей Айдара Камалетдинова, у которого жена осталась одна с четырьмя детьми без кормильца! Семья только воссоединилась и порадовалась, что положение улучшилось, как отца семейства снова закрывают в СИЗО.

Как и нет никакой гуманизации в стране. Разве гуманно закрывать обратно в СИЗО 65-летнего пенсионера Геннадия Казанцева, у которого за время нахождения в СИЗО серьёзно ухудшилось состояние здоровья. Согласно сведениям из филиала «Больница» ФКУЗ МСЧ-63 ФСИН России от 27.02.2023 № 64/ТО/54/10-397 по итогам длительной госпитализации в стационаре у Казанцева Г.Г. выявлены тяжёлые неизлечимые заболевания: Гипертоническая болезнь II степени, артериальная гипертензия II ст., риск 4; Сахарный диабет 2 тип впервые выявленный, субкомпенсированный; Целевой уровень гликированного гемоглобина более 7% (что значительно выше нормы); Диабетический гепатоз.

Согласно общедоступным медицинским справочникам причинами возникновения и усугубления такой формы диабета указаны несбалансированное питание, малоподвижный образ жизни и непрекращающийся продолжительный стресс. То есть как раз те условия, в которых Казанцев Г.Г. находиться при содержании в СИЗО.
Кроме того, в настоящее время у Казанцева Г.Г. резко ухудшился слух. Со слов врача, который осмотрел его в СИЗО, имеется угроза полной потери слуха Казанцевым Г.Г., если не предпринять неотложных мер по лечению этой проблемы. Одной из основных причин ухудшения слуха, по мнению врача, является постоянно испытываемый Казанцевым Г.Г. стресс. Однако в существующих реалиях отсутствует возможность получать полноценное лечение при нахождении под стражей.
Имели место ситуации, когда Казанцев Г.Г. терял ориентацию в пространстве и терял сознание при перевозке в автозаке, в связи с чем он был госпитализирован в тюремный стационар.

А во время рассмотрения апелляционного представления Леоновой в Самарском областном суде Казанцеву на глазах у судьи Субботиной Л.С. стало плохо, его увезли на скорой с гипертоническим кризом.

В условиях нахождения в СИЗО тяжелые болезни у Казанцева Г.Г. быстро прогрессируют и могут привести к летальному исходу до окончания судебного следствия. Содержать его в СИЗО в такой ситуации попросту бесчеловечно, да и бессмысленно. Продолжение содержания Казанцева Г.Г. под стражей создаёт реальную угрозу его здоровью и даже жизни, что находится в прямом противоречии с требованиями ч. 1 ст. 9 УПК РФ.

Заказ есть заказ? После всего пережитого нами возникают вопросы: «А можем ли мы рассчитывать на справедливое решение по тому заказному, на наш взгляд, и политическому делу, по которому нас судят? Или решение уже давно известно?

А сейчас нас хотят раздавить морально, чтобы мы не могли сопротивляться чудовищной репрессивной машине? Или это предвыборная демонстрация силы перед другими самарскими правозащитниками, блогерами, журналистами, общественными деятелями, которых сейчас прессуют все тот же самарский ЦПЭ?»

В таком случае становится страшно, что станет со страной, если после выборов в марте 2024 будет продолжен курс на нарушение демократии, Конституции, подавление прав и свобод граждан, репрессии и психотеррор.

Мы хотим жить в свободном и справедливом мире, без мародеров. А это открытое письмо – на самом деле, для коренных народов России, которые должны знать, как издеваются и пытают их сограждан, которые не жалели себя, защищая их права, и попали под каток репрессивной машины.

Потому что вам, господа, вряд ли хватит смелости признаться в том, что сейчас в России творятся античеловеческие вещи, как, например, в нашем случае, и взять курс на реальную гуманизацию и защиту прав и свобод.

А наших сограждан призываем скорее очнуться и действовать, потому что завтра на нашем месте может оказаться любой из вас. И кто тогда защитит вас?

Политзаключенные:
Айдар Камалетдинов
Геннадий Казанцев
Александр Кузнецов

Президенту РФ Путину В.В.
Адрес:103132, Москва, ул. Ильинка, д. 23

Председателю Верховного суда РФ Лебедеву В.М.
Адрес: 121260, Москва, ул. Поварская, д. 15

Председателю Следственного комитета России, генералу юстиции РФ Бастрыкину А.И.
Адрес:105005, г. Москва, Технический переулок, д. 2

Председателю Самарского областного суда Кудинову В.В.
Адрес: 443099, г. Самара, ул. Куйбышева, д. 60

Прокурору Самарской области
Адрес: 443010 г. Самара, ул. Чапаевская, 151

Прокурору Железнодорожного района г. Самары
Адрес: 443030, г.Самара, ул.Мечникова, д.54 А 

Поделись важной информацией

1 комментарий

  1. Требую освободить Казанцева Г.Г., Камалетдинова А.М. и Кузнецова А.В.!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA ImageChange Image