Открытое обращение к Гулагу.нет

Открытое обращение к Гулагу.нет

Здравствуйте, Владимир! Хотим в первую очередь поблагодарить вас и всю команду Gulagu.net за тот огромный труд, который вы делаете, за вашу смелость предавать огласке – преступления тех, кто должен защищать закон и порядок.

К сожалению, в России действительно огромный процент людей, которые осуждены без вины или же отбывают более суровое наказание, чем полагающееся за то правонарушение, которое они совершили. Бывший генпрокурор Юрий Чайка озвучил официальные цифры по состоянию на 2012-2014 годы – как минимум 14 тысяч человек были осуждены незаконно. А по мнению правозащитников, “фабрикация уголовных дел и фальсификация доказательств достигли угрожающих масштабов, грозящих национальной катастрофой. Гражданин, оказавшийся фигурантом уголовного дела, становится абсолютно беззащитен перед органами следствия”. Избежать реального срока, если человек стал обвиняемым по уголовному делу и заключен под стражу, практически невозможно, даже если человек изначально невиновен.

При этом приходится констатировать, что пытки, как физические, так и психологические, стали совершенно обыденным способом “расследования преступлений”. Если доказательств недостаточно, а человек не сознается в том, чего, вполне возможно, и не совершал вовсе, применяется целый арсенал “способов воздействия”.

Так, 5 октября 2020 года в Самаре был задержан Андрей Воронцов 1983 года рождения, отец пятерых детей, никогда прежде не привлекался, по месту жительства и работы характеризуется положительно. Очень любит семью и детей, не пьет, не курит, ведет здоровый образ жизни, с криминалом никогда не связывался.

Как стало известно позднее, его бывший друг – Денис Мосейчук (прежде Мякотин, взявший фамилию новой жены) обвинил Андрея и еще нескольких человек в незаконном лишении его свободы. Якобы Андрей неделю держал Дениса по месту его жительства, в квартире матери Дениса, где он в течение 8 лет жил с женой и детьми, не пускал его к любовнице и “вымогал” какое-то имущество, причем имущество, якобы принадлежащее любовнице. Каким образом должен был это имущество передать Воронцову Мосейчук Денис, находясь “связанным в квартире и без связи” – не уточняется. Не добившись своего, “вымогатели” Мосейчука … отпустили. А Мосейчук настолько испугался за свою жизнь, что поехал к любовнице домой и спокойно жил с ней дальше, даже не сменив места жительства. Версия, прямо скажем, не выдерживает никакой критики.

Видимо поэтому Воронцова задержали только через 10 месяцев после возбуждения уголовного дела и спустя 1 год и 7 месяцев после юридически значимого события. Все это время он спокойно работал, ни от кого не скрывался, никаких преступных действий не совершал. Никаких доказательств его вины у следствия не было, пришлось “выкручиваться”: после обыска оперативники ЦПЭ якобы повезли Андрея на допрос к следователю Рыжовой в ГСУ, при этом наотрез отказавшись взять с собой адвоката – якобы, мест в машине не хватило. Почему не взяли адвоката стало ясно сразу же, потому что машина направилась в обратную от ГСУ сторону – в местный отдел ЦПЭ на Запорожскую 32а.

Добьют Воронцова и Ладу-Русь — кто тогда защитит вас от пыток и бесправия?Там Андрея без записи в книге регистрации провели на пятый этаж в кабинет, где нет камер видеонаблюдения. Майор Фанис Райманов и еще один человек, имя которого Воронцову неизвестно, начали “допрос с пристрастием”. Сначала они обрабатывали Андрея психологически, посмеиваясь над ним и унижая его на словах. Затем перешли к физическим действиям: сцепили ему руки наручниками под коленями, взяли напольную металлическую вешалку, просунули ее под локтями Андрея и подвесили его на этой перекладине, которая с одной стороны опиралась на стул, с другой – на стол. Вес у мужчины приличный, боль была нестерпимой. Примерно также пытали советских разведчиков гестаповцы во времена Великой Отечественной. Андрея подвешивали так несколько раз, ждали, пока кровь отхлынет, проверяли, насколько белеет кожа при надавливании, затем опускали на пол и после небольшого перерыва повторяли экзекуцию снова. В общей сложности он пробыл в ЦПЭ больше 5 часов. Все это время Райманов с подельником убеждали Воронцова сознаться в преступлении, говорили, что у них достаточно доказательств, чтобы его посадить – это если перевести на культурный русский язык. В какой-то момент у Андрея стало сводить судорогами тело, он перестал его ощущать, застонал от боли и ЦПЭ-шники заволновались, что «перестарались». Все это время, с 10.00 утра до 16.30, когда его все же доставили к следователю в ГСУ – родные, знакомые, адвокаты безуспешно пытались выяснить, где он находится.

Следователь Рыжова, как и ее начальство, только ухмылялись и заявляли, что они «Воронцова не теряли, прекрасно знают, где он находится и что в отношении него производятся следственные действия». По итогу этих «действий» у Андрея поднялось артериальное давление до 180, правая рука опухла и онемела, Воронцов ей практически не владел, даже расписываться в протоколе допроса ему пришлось левой рукой. Как показали дальнейшие исследования, пытками ему повредили срединный и лучезапястный нервы, а также надорвали мышцы руки. В результате он лишился трудоспособности более чем на 6 месяцев – правая рука попросту не работала.

По факту пыток было подано заявление, проверка длится уже больше года, адвокатам даже не дают возможности ознакомиться с ее материалами, отказывают в возбуждении дела – отменяют это решение, направляют на дополнительную проверку, и так без конца. Впечатляет фантазия оперативников ЦПЭ Райманова и Сильченко. С их слов, в ЦПЭ они поехали, потому что сломалась машина. Правда, «поломка» позволила благополучно и без остановок доехать до отдела ЦПЭ, который находится не дальше от дома Андрея, чем ГСУ. Там Андрею «предложили подождать, когда освободится другой автомобиль». И в процессе ожидания он якобы был настолько расстроен и подавлен тем, что его схватили, и ему теперь «неминуемо придется нести ответственность за содеянное», что попытался свести счеты с жизнью… при помощи стула. Оперативники, якобы чтобы помешать ему убить себя, надели на него наручники и уговаривали не делать этого. Но он “продолжал свои попытки суицида” на стуле в их присутствии, при этом ранив почему-то только руки.

Обращения в прокуратуру, в вышестоящие органы по сей день не дали никакого результата. Максимум, чего удалось добиться – 22 октября 2021 года мать Андрея Воронцова, его супругу и адвоката пригласили на прием к зампрокурора области, который «попросил изложить все в письменном виде» и клятвенно пообещал разобраться. Как говорится, свежо предание, да верится с трудом.

Какой печальный вывод из этого следует? Что пытают не только осужденных в колониях и “больничках”, подвергают пыткам тех, кто невиновен, чтобы вынудить их оговорить себя или других людей. И это, судя по всему, не какой-то из ряда вон выходящий случай, ЭТО ОБЫЧНАЯ ПРАКТИКА!

Из-за огромного общественного резонанса Андрея отправили под домашний арест. Очевидно, что если бы он оказался в СИЗО, издевательства бы продолжились.

За героевЧерез 8 месяцев, 22 июня 2021 года, были задержаны еще трое человек по этому делу. И опять же – все как на подбор – абсолютно не криминальные личности: Айдар Камалетдинов – независимый журналист, блогер, человек с активной гражданской позицией, отец четверых детей, Александр Кузнецов – психолог, спортсмен, гражданский активист, также отец четверых детей и Геннадий Казанцев – финансист, специалист по налогообложению и бухгалтерскому учету, в одиночку воспитывающий двух малолетних дочерей. Все они также положительно характеризуются коллегами, родственниками, знакомыми и соседями, никогда не привлекались. Но, по версии следствия, они якобы помогали Воронцову удерживать гр. Мосейчука. Кузнецов, якобы «ударил его в лицо не менее одного раза». А Камалетдинов будто бы вел угрожающие разговоры, которые Мосейчук «воспринял всерьез, сделался подавлен и опасался за свою жизнь», но требований «удержателей-вымогателей» при этом так и не выполнил.

Так как никто из задержанных вины не признает, то к ним также применяются «средства воздействия». Например, категорически запрещены свидания с родственниками. Регулярно, в отсутствие адвокатов, к ним приходят «беседовать» оперативники ЦПЭ – тот же самый Фанис Райманов. Им говорят, что они в любом случае «уедут далеко и надолго», что условия нахождения в СИЗО могут сильно ухудшиться. Например, их могут посадить в одну камеру с туберкулезниками, или в камеру, где от концентрации извести легкие попросту сгорят. Обещают, что когда они выйдут из мест заключения, то будут дряхлыми и больными стариками, что никогда не увидят своих детей. Причем по поводу Айдара якобы потерпевшие по этому делу Денис Мосейчук и его бывшая любовница, а теперь уже жена прямо заявляли, что требуют поместить Камалетдинова под стражу для того, чтобы воспрепятствовать его журналистской деятельности.

Красной нитью по всему этому делу проходит политический заказ, потому что самое главное, что ставится в вину всем задержанным — что они поддерживали Светлану Ладу-Русь или же, как Айдар Камалетдинов, осмелились освещать ее деятельность. Очевидно, что никто не признается в преследовании журналистов и правозащитников за их политические взгляды и убеждения. Вот и идут в ход явно сфабрикованные обвинения в страшных преступлениях. Так, в настоящий момент Ладу-Русь и ее соратников пытаются обвинить в вымогательстве у вышеназванных «потерпевших», бывших коллег Лады-Русь, ее собственной квартиры!

Так не должно быть. Если человек виновен в совершении преступления — доказательства его вины должны добываться законным путем, но не пытками и шантажом. Если человек приговорен к лишению свободы, то по всем международным нормам это уже достаточное наказание, которое не должно еще более усугубляться пытками, унижением и бесчеловечным отношением. Пока существуют такие пыточные конвейеры, пока людей в СИЗО избивают и пытают, ни о каком перевоспитании, исправлении и снижении уровня преступности и речи быть не может.
А самое главное: безнаказанность некоторых так называемых «правоохранителей» приводит к расширению их поля деятельности, к ужесточению этого тайного фашистского режима под видом демократии и борьбы за правопорядок. Такому государству грозит неминуемая гибель, а мы не хотим быть изгоями на своей собственной земле.

Поэтому мы просим вас предать огласке историю преследования Айдара Камалетдинова, Андрея Воронцова, Геннадия Казанцева и Александра Кузнецова. Невиновные люди не должны сидеть в тюрьме. А те, кто превращает пытки в повседневную практику, должны быть привлечены к ответственности по всей строгости закона.

7 комментариев

  1. Пусть правда восторжествует, нужно разбираться в деле. Отпустите честных граждан! Добрых отцов!

  2. За честь и достоинство добропорядочных отцов, сыновей поднимается страна. Недаром в народе их прозвали “Русские богатыри”! – Русские по Духу!

  3. Кто дал право пытать людей? . Не много ли берут на себя оперативники отдела ЦПЭ. Ведь будет нюрберг-2, ведь все будете весеть.

  4. Пусть воздастся по справедливости и как можно скорее. Народным защитникам почести, а жополизам решётка. Пусть задумаются служители господ куда катится Россия с их помощью, пока ещё не поздно.

  5. Вот он, результат назначаемости, а невыборности судей.
    Простым людям практически невозможно в таких судах добиться справедливости.
    А в этом на мой взгляд заказном деле поможет только огласка и общественный резонанс.

  6. Насквозь прогнившая, корумпированная, сатанинская система, которую нужно сносить, а руководителей под требунал!
    Ничто не проходит просто так- бозвращается бумерангом!

Добавить комментарий для Елена Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *